Бурятия

История одного рода
Семь сосен в урочище Яарикто

Прошлое Бурятии богато талантливыми людьми, достойными того, чтобы потомки хранили память о них. В их числе мы встречаем имя Сахара Хамнаева, баргузинского тайши, ревностного поборника просвещения. Он основал у себя на родине первую школу (русско-бурятскую), о нем с уважением отзывался известный педагог, смотритель училищ, поэт, фольклорист Дмитрий Павлович Давыдов. В молодости, лет девятнадцати, Сахар Хамнаев, как представитель тайшинской фамилии, ездил в Санкт-Петербург, был представлен императору Николаю I. Возвратился с высочайше пожалованным знаком отличия - серебряным кортиком. Впоследствии - кавалер двух орденов. Рекомендуя Хамнаева в сотрудники Русского географического общества, Давыдов писал в Иркутск о нем, как о "человеке, имеющем огромные сведения и по хозяйству, и по другим требующим объяснения статьям". Буддист по вероисповеданию, Хамнаев с почетом принимал хамбо-ламу Данзан-Сойбан Ешижамсуева, когда тот посетил Баргузинскую долину. Михаил Карлович Кюхельбекер писал брату Вильгельму в Акшу, куда, после четырех лет пребывания в Баргузине, переехал па жительство ссыльный поэт: "Сахар Хамнаевич тебе кланяется". 

В "Баргузинских летописях" их авторы с гордостью сообщают о встрече Сахара Хамнаева в Иркутске с Доржи Банзаровым. О Сахаре Хамнаеве и его роде - предлагаемый ниже рассказ. Сахаровская тема достаточно богато отражена в документах и являет собой благодатный материал для писателя. Повествование даже об отдельных исторических деятелях, если оно основано на документах, способно в какой-то мере воссоздать картины прошедших столетий. Со временем (если говорить о Баргузинской долине), будет, вероятно, написано и о других достойных людях ее и, глядишь, составится подробная история всех родов долины. Сахар Хамнаев - выходец, из племени эхирит, рода сэнгэльдэр, из его ответвления буура. Он правнук Андрея Шебшеева, родоначальника, под предводительством которого в 1740 году большая группа верхоленских бурят перекочевала в Баргузинскую долину. В свою очередь, Андрей Шебшеев приходился правнуком известному князьцу Шебшею (Чепчугую), упоминаемому в истории как воинственный предводитель своего чепчугуевского улуса. (Затронув "дела давно минувших дней", хочу напомнить, что факты истории не всегда могут устраивать нас сегодня, но они - были. И долг автора исторического повествования ,.- освещать дела прошлого спокойно, бесстрастно, не утаивая фактов, но и не нагнетая эмоций).

Слово "Баргузин" ("Баргуджин") имеет непосредственную связь с известным названием "Баргуджин-Тукум". Знакомство с "Сокровенным сказанием монголов" и с трудами Рашид-ад-дина подводит нас к выводу о том, что Бар-гуджин-Тукумом (или "страной Баргуджин") в древности назывался обширный лесной регион, примыкающий к Байкалу с юго-восточной стороны. Это территория нынешних Прибайкальского, Кабанского, Заиграевского, Еравнинско-го, Хоринского и Кижингинского районов и всей Баргузинской долины.

Баргузинскую долину после завоеваний Чингис-хана населяли абахорчины - монгольское земледельческое племя. "Вплоть до настоящего времени, сказано в "Баргузинских летописях", - существуют ясные следы распаханной земли и оросительных канав, проведенных этим народом". Предание гласит, что хорчида-монголы укочевали во Внутреннюю Монголию, когда в этих местах появились березы. "Белое дерево стало расти, белый царь придет в эти места", - предсказали их жрецы. Долина была хорошо знакома кочевым племенам - бурятским, эвенкийским - и до заселения ее хорчида-монголами, и после их ухода. Буряты и тунгусы то накатывались на нее, то по каким-то причинам покидали ее. Возможно, племена давали истощенной земле "отдохнуть", укочевывая на новые места, - благо, было куда податься. В начале XVII века долину населяли эвенки. И, когда боярский сын Иван Галкин построил в 1648 году Баргузинский острог, в долине он встретил эвенков. Имели место несколько стычек: на восточной стороне реки Ина, при озере Хасхул, у, перевала Икат. Но взаимопонимание между русскими и эвенками вскоре было достигнуто. Как и в случае с бурятами западной окраины, экономические интересы обеих сторон играли большую регулирующую роль.

Прошло чуть меньше ста лет после этих событий, и в долину переселились предводительствуемые Андреем Шебшеевым буряты с верховьев Лены. Понимая, что здешние эвенки не склонны горячо приветствовать новых обитателей долины, они ставили свои юрты поближе к городу Баргузину - в Улюне, Яарикто, Хилгане, Баян-Голе. Бурятам порой крепко доставалось от искусных в стрельбе из лука эвенков. Был и "Жугеев грабеж", когда эвенками правил грозный вождь-шуленга Жугей Илнаканов, была и "Длинная изгородь", которую, по требованию эвенков, воздвигали буряты поперек долины, дабы их скот не перебирался на землю эвенков. Угонялся скот, забирались в плен люди. Но в конце-концов буряты и эвенки договорились жить в мире и согласии - не без начальственного посредничества Селенгинского коменданта.

"Длинная изгородь" была снесена. Буряты постепенно осваивали земли на берегах Аргады. Их скот пасся теперь на просторах Верхнего Кунтоя. Эвенки - лимагирские, боликагирские - кочевали в верховье реки Баргузин. Мунгальские, галзутские эвенки кочевали в Нижнем Кунтое. Были еще кучитские эвенки - поближе к землям хоринцев. У этих пяти эвенкийских родов имелась Баргузинская тунгусская инородная управа в урочище Бодон - в 50 верстах от города Баргузина. На юго-восточном берегу Байкала, по речкам Худайто, Черемша, Чивыр-куй жили шимагирские эвенки. В "Баргузинских летописях" говорится о несчастье, постигшем эвенков долины: где-то ближе к концу XVII века эпидемия оспы жестокой косой прошлась по стойбищам эвенков. Некогда могущественному племени был нанесен тяжелый удар. Заманчиво и загадочно звучало издревле название: Баргуджин-Тукум. Хотя, если разобраться, особой загадки тут нет. Сегодня исследователи в общих чертах правильно отвечают на вопрос, где располагалась в древности эта земля. Необходимо уточнить детали, внимательно вчитываясь в источники. А источники по данному вопросу, авторитетные и надежные, имеются. В "Сокровенном сказании монголов" и в "Сборнике летописей" Рашид-ад-дина в главах и разделах, посвященных истории монголов, достаточно ясно сказано, где находилась эта земля. Написание "Сокровенного сказания" относится к 1240 году (дата завершения работы). Выдающийся иранский ученый Рашид-ад-дин жил, можно сказать, в ту же эпоху: он родился в 1247-м, умер в 1318 году. Последние девятнадцать лет своей жизни он был визирем монгольских ильханов: Газан-хана и Ульдзейту-хана. Неведомый нам автор "Сокровенного сказания", который в ходе повествования иногда отзывается о людях Чингисова дома как о "наших", был, безусловно, высокообразованным выходцем из ближайшего окружения Чингисхана и его сыновей, в частности, Угэдэй-хана - вероятного инициатора создания крупнейшего историко- хроникального и литературно-художественного памятника истории культуры монголов XIII века. Таким образом, свидетельства безымянного автора "Сокровенного сказания" и Рашид-ад-дина - это свидетельства людей, отлично разбиравшихся в тогдашнем монгольском мире, находившихся, благодаря своему положению, в курсе событий того времени и знавших, где какие племена жили. Эти люди хорошо знали, где находится земля Баргуджин-Тукум. Значительный интерес представляют экзотические рассказы венецианского путешественника Марко Поло, который вместе с отцом и дядей 17 лет служил при дворе императора Хубилая, занимая высокую должность, и многое знал о землях монгольского мира. Надо только помнить, что Марко Поло, по возвращении на родину попал в генуэзскую тюрьму, где рассказал об увиденном в Китае товарищу по заключению, тот записал его рассказы на французском языке, и эти записи составили знаменитую в веках книгу. Естественно, могли быть неточности. Более того, Марко Поло, наряду с достоверными и важными сведениями, всерьез повторяет обычные для того времени небылицы о людях с песьими головами, якобы обитающих в тех далеких землях. Упомянул Марко Поло и о равнине Банту. Он помещает ее (на основании услышанного) "на север от Каракорона (Каракорума) и от Алтая", от того места, где... "хоронят татарских царей..." Он также сообщает, что "народ тамошний дикий и зовется Мекри; занимаются скотоводством, много у них оленей; нравы их и обычаи те же, что у татар...", что "зимою от великого холода там не живут ни зверь, ни птица" (см. записки ИРГО по отд. этнографии И.П.Минаева. Путешествие Марко Поло. Перевод с фр. текста. СПБ, 1902, с.92-93). Уместно здесь такое замечание. Почему-то некоторые исследователи стараются, когда речь идет о Баргуджин-Тукуме, прибегать к вышеприведенной цитате из Марко Поло, как к главному источнику. И с большой натяжкой выводят из слова "Бангу" слово "Баргуджин" или "Баргуджин-Тукум". И это при том, когда в других источниках название четко и ясно обозначено: "Баргуджин-Тукум", "страна Баргуджин". Расплывчатость географических указаний Марко Поло мало помогает в поиске местоположения Баргуджин-Тукума. Более конкретны сведения, содержащиеся в "Сокровенном сказании" и в труде Рашид-ад-дина. В "Сокровенном сказании" о девице Алун-гуа написано: "Ее отцом был предводитель хори-туматов Хорилардай-мэргэн, а матерью была красавица Баргуджин-гуа, дочь Баргудай- мэргэна, властелина дальней земли Баргуджин-Тукум" (раздел I, § 8). Обратим внимание на определение: дальняя - "Хол Баргуджин-Тукум". Говоря об этом регионе, Рашид-ад-дин пишет, что там обитают племена Баргут, Хори, Тулас, что племя Тумат (Тумэт) также ответвилось от них. "Эти племена близки друг с другом. Их называют баргутами вследствие того, что их стойбища и жилища находятся на той стороне реки Селенги, на том краю местностей и земель, которые населяли монголы и которые называют Баргуджин-Тукум. В тех пределах сидело множество (других) племен: ойрат, булагачин, кэрэмучин и другое племя, которое они называют хой-ин-урянка, - также было близко к этим границам". (Рашид-ад-дин. Сборник летописей. Том I, кн. I. Перевод с персидского Л.А.Хетагурова. ИВ АН СССР, М-Л. 1952, с.121). Рашид-ад-дин далее подчеркивает, что "в стране Могулистан холод бывает чрезмерным, а в особенности в той ее части, которую называют Баргуджин-Токум... В этих пределах случаются частые грозы... по всяким поводам являются джины... В том владении... безмерное количество шаманов (кам), ...в частности, в той области, которая близка к границе отдаленнейшей обитаемости. Эту область называют Баргу, а также называют Баргуджин-Токум. Там шаманов больше всего". (Рашид-ад-дин. Сборник летописей. Том I, кн. I, с. 157). В приведенных отрывках отметим два момента. Во-первых, указание: "На той стороне Селенги". Представим реку Селенгу от места впадения в нее реки Хилок (где обитало монгольское племя меркитов) до впадения Селенги в Байкал (реку Селенгу на территории собственно Монголии не будем рассматривать: она не могла обозначаться как "край места и земель, которые населяли монголы", как "граница отдаленнейшей обитаемости"). Возьмем Селенгу от впадения в нее реки Хилок и до впадения Селенги в Байкал. Если посмотреть на Селенгу в этой ее части из столицы ильхана (из нынешней Средней Азии), где жил и писал свои труды Рашид-ад-дин, то "на той стороне Селенги" будет находится территория, расположенная по правую сторону реки Селенги. Во-вторых, "граница отдаленнейшей обитаемости". Нынешние Кяхтинский; Селенгинский, Бичурский, Мухоршибирский районы, нынешний Агинский автономный округ и часть Читинской области /примыкающая к Бурятии с юга/ - эти земли не являлись для тогдашних монголов "границей отдаленнейшей обитаемости". На них развертывались активные действия монгольских племен.

"Край земель" лежал дальше. Дальнюю страну Баргуджин-Тукум надо искать, двигаясь на север, вниз по реке Селенге, по правой ее стороне, по направлению к Баргузинской долине (по-чему к Баргузинской долине, скажем чуть ниже).

О "чрезмерных холодах" зимой. Холода зимой не так сильны в южных районах нынешней Бурятии. Морозы трескучи зимой к северу от линии: Улан-Удэ - Хоринская степь - Еравнинский район /вечная мерзлота/, к долине реки Баргузин. Относительно множества шаманов также ясно: дремучие леса... одежда из звериных шкур... страх перед грозными силами природы, язычество, суеверие, засилие шаманов. Обратимся к "Сокровенному сказанию". Из него по интересующему нас вопросу выясняется следующее: во время войн между монгольскими племенами, когда Чингисхан объединял их в единое государство, потерпевшие поражение вожди, спасаясь, укрывались в Баргуджин-Тукуме. Ввиду отдаленности этой земли, а также труднопроходимоcти дремучих лесных чащ, преследование бежавших туда прекращалось. В третьей главе "Сокровенного сказания", в эпизоде под номером 109, говорится: когда Темучин, Тоорил-хан (Ван-хан) и Джамуха одержали победу над меркитами, то вождь меркитов "Тохтоа вместе с Увас-Меркитским Даир-усуном и небольшим числом людей поспешно бежал вниз, по реке Селенге в страну Баргучжинскую" (Перев. С.А.Козина, Улан-Удэ, 1990, с. 39). В пятой главе, в эпизоде 157, рассказывается о том, как Тоорил-хан (Ван-хан) повторно напал на меркитов, сразился с успевшим вернулся из побега Тохтоа-беки и снова прогнал того в сторону Баргуджин-Тукума (там же, с. 64). В десятой главе "Сокровенного сказания", в эпизоде 244, сообщается о том, что некто Жибогэ Джалаирский, когда Чингис-хан передал его в подданство своему брату Хасару, "бежал в страну Баргуджин". Таковы достаточно подробные указания относительно Баргуджин-Тукума, или страны Баргуджин, в труде Рашид-ад-дина и в "Сокровенном сказании". Перед тем, как сделать заключение, обратим внимание на следующее обстоятельство. Названия гор, рек, долин, упоминаемые в трудах древних авторов, в большинстве случаев отличаются постоянством, они удерживаются на протяжении столетий. Реки Керулен, Онон, Селенга, Хилок, как назывались в ХП-ХШ веках, так и до сих пор сохраняют свое название. Гора Бурхан-халдун и сегодня стоит там же, в Монголии, местность Дэлюн-Болдок сохранила свое название до сих пор. Не является, видимо, исключением и местность, называемая ныне Баргузинской долиной. То есть нельзя считать, что между "дальней страной Баргуджин", "Баргуджин-Тукумом" и нынешней долиной реки Баргузин нет никакой связи. Связь есть, хотя бы та, что название Баргузинской долины пришло к нам из седых времен. В летописи Вандана Юмсунова, к примеру, говорится о том, как в незапамятные времена предки хоринских бурят, под натиском враждебных племен, вынуждены были бежать от них в Бар-гузинскую долину и жить некоторое время там. Связь есть. Другое дело, что эта небольшая долина не могла представлять собой всю обширную землю Баргуджин-Тукум. Она являлась частью Баргуджин-Тукума, его северной окраиной. Это отмечает и профессор А.А.Семенов. В примечаниях к "Сборнику летописей", отождествляя Баргуджин-Тукум с нынешним Баргузином, он со ссылкой на энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона пишет: "Баргузинский округ - самый северный в Байкальской области; климат здесь весьма суровый; местность гористая, большей частью покрытая лесами" (Рашид-ад-дин, том I, кн. I, с. 150). А.И.Востриков во введении к "Летописи баргузинских бурят" также отмечает, что "эта страна, судя по всем сообщаемым о ней сведениям, представляется обширнее, чем сравнительно небольшая площадь, занимаемая бассейном р.Баргузин" ("Летопись баргузинских бурят", тр. ИВ АН СССР, М-Л, 1935, с.8). В свое время академик В.В.Бартодьд высказал мнение, что под страной Баргуджин-Тукум подразумевалось Забайкалье (см. прим: в указ. изд. Путешествия Марко Поло, с.82, 92). Это очень близкое к истине предположение было активно поддержано А.И.Востриковым: "Можно считать несомненным заключение акад. В.В.Бартольда, что под названием страны Баргу или Баргуджин писателям XIII века было известно Забайкалье" (Указ. введение, с. 8-9). Оно, думается, может быть "принято за основу". Сделав в предположении академика некоторые уточнения, мы получим искомый ответ. Южная часть Забайкалья (нынешние Агинский автономный округ, большая часть Читинской области, нынешние Кяхтинский, Селенгинский, Бичурский, Мухоршибирский районы, близко соседствовавшие с тогдашней собственно Монголией, не могли быть названы в ту пору "дальними землями", "краем обитаемости", то есть не являются Баргуджин-Тукумом. Направление, в каком надо искать Баргуджин-Тукум, мы знаем: по правую сторону реки Селенги, вниз по Селенге. "Краем земель" в этом направлении /север, северо-восток/ явится Баргузинская долина - с грядой неприступных горных вершин на севере. Баргузинская долина и была северной окраиной Баргуджин-Тукума. Общий контур земли Баргуджин-Тукум мы получим, если будем осторожно, сверяясь с источниками, "приращивать" к нынешней Баргузинской долине территории, непосредственно примыкающие к ней с юга и юго-запада /территории нынешних Прибайкальского, Кабанского, Заиграевского, Хоринского, Кижингинского, Еравнинского районов/. Все они расположены по правую сторону реки Селенги, послужившей в нашем поиске надежным ориентиром. Как видим, Баргуджин-Тукум был достаточно обширным регионом, богатым быстрыми реками и непроходимыми лесами, землей, способной поразить воображение человека. И название было дано ему поэтическое: "Тукум". Первоначально это слово означало, как нам кажется, живописную излучину, покрытую девственными лесами. Перенесенное в древности на рассматриваемый нами край, оно вместе с названием Баргуджин образовало звучное, запоминающееся имя: Баргуджин-Тукум. А назывался так этот край предположительно с XII века до конца XIV века. Постепенно название стало забываться. Земли, некогда составлявшие его, начинают обретать собственные названия. К XVI веку название Баргуджин-Тукум уже не употребляется. Но осталось и живет название Баргузинской долины, некогда составлявшей окраинную часть страны Баргуджин-Тукум.

 

Январь 1993 г.

 
            .НОЦ Байкал
Проект ИГУ
Этот сайт разработан ЦНИТ ИГУ при поддержке Научно-образовательного центра "Байкал". Большинство представленных на сайте научно-популярных статей подготовлены сотрудниками ИГУ.
 
 
Copyright © 2005-2010 ЦНИТ ИГУ, site@baikal.ru