Бурятия

Хозяйство и быт бурят (XVII — первая половина XVIII в.)

Одновременно с присоединением Прибайкалья в России начинается процесс его промыслового и земледельческого освоения. Магистральными артериями колонизации являлись р. Ангара, Лена и их притоки. Составленная в 1703 г. тобольским сыном боярским С. И. Ремизовым “Чертежная книга Сибири” на территории Прибайкалья зафиксировала города Иркутск и Илимск, остроги: Братский, Балаганский, Верхоленский, Голуметский, Киренский, Удинский и др. Именно в этих местах селились русские пашенные крестьяне, оказавшие благотворное влияние на развитие у соседних бурятских племен земледелия и оседлости.

В XVII и первой половине XVIII в. хозяйство бурят основывалось на сочетании скотоводства и других занятий с “домашней промышленностью”. Оно может быть реконструировано при помощи различных дошедших до нас данных. Не все они в одинаковой степени, к сожалению, точны. Замечание это касается в первую очередь статистических источников. Однако не подлежит сомнению, что основным занятием бурят ко времени прихода русских и на протяжении всего XVII столетия было скотоводство. Больше всего буряты разводили лошадей, далее следовал крупный и мелкий рогатый скот (овцы, козы). В отличие от забайкальских бурят западные буряты верблюдов почти не разводили.
Скот круглый год пасся на подножном корму, поэтому в снежные зимы или в период гололедицы много скота погибало от бескормицы. Случаи массового падежа скота, описанные Н. Бестужевым в замечательном очерке “Гусиное озеро” применительно к XIX в., в рассматриваемый исторический отрезок времени бывали гораздо чаще. Нужда в запасах сена на зиму стимулировала сенокошение в хозяйстве западных бурят. Начало сенокошения источники фиксируют приблизительно 80-ми годами XVII в. Указом Иркутской приказной избы за 1688 г. на имя Б. Ербанова, поселившегося с сородичами в аларских степях, предписывалось “сенные покосы... городить крепкими огородами”.

1_sm

Скотоводческое хозяйство бурят носило кочевой характер. В Предбайкалье в конце XVII в. существовала цикличная форма кочевания, заключавшаяся в кочевании по временам года: зимник — летник — осенник — весенник. Применительно к середине XVIII в. источники отмечают наличие двухразовых перекочевок: зимник — летник и обратно. Замечательное описание бурятского хозяйства и быта середины XVIII в. дал Ф. Ланганс в “Собрании известий о начале и происхождении разных племен иноверцев Иркутской губернии”. Ф. Ланганс отмечал, что “буряты — народ пастушеский: в скоте состоит их богатство: они содержат лошадей, коров, овец, коз. Зимой скот ходит в степях и сам добывает себе корм, взрывая снег копытами”. Падеж скота, происходящий во время глубоких снегов и гололедицы, “научил многих сено косить не только для довольства молодого скота, но иногда и на продажу”. Свиней и домашней птицы буряты не имели. Heкоторые буряты, особенно жившие около Балаганска, “производят хлебопашество с довольным успехом”.
Значительное распространение получило кузнечное дело. Бурятские кузнецы особенно славились искусством насечек серебром по железу. Фигурными насечками украшали узду, седло и весь “конский убор”. Мужчины изготовляли луки, стрелы, колчаны, деревянную посуду, столы, скамейки и пр., строили юрты. Женщины катали войлоки, мяли кожи , выделывали овчины и “всякую мягкую рухлядь”, сучили веревки из конских волос, приготовляли нитки из жил, шили мужское и женское платье.
С детских лет приучаясь ездить верхом, буряты становились прекрасными наездниками. Для езды, кроме лошадей, служили быки.
Оружие охоты составляли лук и стрелы, некоторые имели винтовки, заимствованные у русских. “Употребление оружия достигало высшей степени совершенства”. Особенно искусно буряты владели луком. Мчась на лошади, на всем скаку они попадали в стрелу, вогнутую в землю, затем, проскакав сажен десять, попадали в новую мету. Пешие били в цель из лука на пятнадцать—двадцать сажен; в высоту выбрасывали стрелы сажен в сто и более.

2_sm

Западные (предбайкальские) буряты жили в неподвижных низких юртах, сделанных из тонких бревен. Юрты — четырех-пяти- и шестиугольные. Несколько юрт, поставленных вместе, составляли улусы, разделявшиеся на зимние и летние. Войлочные и берестяные юрты у них встречались редко. Крыша юрты делалась из тонких бревен, сведенных вверху острием и лежащих на четырех столбах, поставленных внутри юрты. В середине ее — отверстие для дыма от разложенного в очаге огня. В 80-х годах XVIII в. еще не многие буряты строили себе русские избы с печами. В юртах же печей не было, поэтому с осени до лета там день и ночь горел огонь. В юрте лежало несколько войлоков, домашняя утварь, ящики, обшитые кожами, топоры, таган с горшком или чугунным котлом. Первым местом в юрте считалась левая сторона от входа, около нее садились гости. Женщины располагались против двери. Между ними и гостями находилось место хозяина. Одежду бурят составляла овчинная шуба, длиною до икр, с долгими рукавами. Вверху они были широкими, по концам — узкими. У богатых рукава имели опушки из выдры. В жаркое время шерсть заворачивалась наружу. Кафтаны шили из кожи, а у богатых — из сукна и шелка. Рубахи носили только богатые, да и то редко. Обувь (вид сапог) имела широкие кожаные голенища. Штаны также кожаные, широкие и долгие, чулки выделывались из тонкой кожи. Подпоясывались ремнем, украшенным медными или железными насечками, с пряжкою. Некоторые украшали его серебряным убором и корольками. На поясе носили нож и кожаную сумку с приделанным внизу огнивом. В ней находились кремень и трут. Многие носили серьги и кольца. Волосы на голове брили или коротко стригли, оставляя посредине маленький кружочек с длинными волосами. Их заплетали в одну, а иногда в две-три косички. Носили меховые шапки, некоторые имели малахаи — остроконечные шапки с кистями из лошадиных волос, выкрашенными красною краскою.
Женская одежда походила на мужскую. На обычную одежду женщины надевали безрукавки из китайки, сукна или шелковой материи. Волосы заплетали в две косы, которые висели через плечи на груди. К косам приплетали черные лошадиные волосы, закрепляя их свинцовыми кольцами. Обыкновенно косы обшивались какою-либо материей. Такая обшивка — вид футляра — называлась шибирги. Девушки заплетали во все стороны до двадцати кос, привешивая к ним серебряные монеты, корольки, медные, железные и оловянные кружочки. На шею надевали украшения из корольков и бисера.
Лучшей пищей у скотоводов считалась жирная баранина. Они питались также мясом скота, зверей, птиц, съедобными растениями. Буряты выменивали и покупали муку, но не пекли из нее хлеба, а варили кашицей или похлебкою. Бедные почти всегда приготовляли для себя запасы арсы. Она представляла собою вид творога, который получали по заквашиванию коровьего и кобыльего молока и перегону из него молочного вина. Густыми творожными остатками плотно наполняли турсуки, закупоривали их и зарывали в сырую землю. Там арса хранилась до наступления морозов. Зимою ее варили в молоке и воде. Некоторые сушили творог, клали его кусками в чашку, разводили и пили. Летом запасались мангиром — полевым луком, употребляя его с мясом и рыбой. Употребляли в пищу также сарану и корни других съедобных растений.
Напитки бурят составляли: сыворотка, квашеное молоко и обычное молоко коровье, кобылье, овечье, верблюжье, молочное вино (архи, тарасун) и чай.

5_sm

В 80-х годах XVIII в. в хозяйстве бурятского населения преобладало еще кочевое скотоводство, но вместе с тем наметились уже новые элементы, которые получили в дальнейшем более значительное развитие. Некоторые скотоводы, особенно балаганские, идинские, кудинские, стали заниматься и земледелием, возрастало сенокошение. У предбайкальских бурят перекочевки ограничивались переходами из летников в зимники и обратно. Распространялись, как признаки кочевого быта, деревянные юрты, появлялись, хотя и в небольшом количестве, постройки русского типа. Хозяйственные и материально-бытовые потребности буряты удовлетворяли не только собственными средствами (натуральное хозяйство), но и путем покупки на рынке (железо, медь, металлические изделия и сельскохозяйственные орудия, ружья и охотничьи припасы, ремесленные инструменты, мука, чай и текстильные материалы). В свою очередь буряты доставляли на рынки скот и продукты скотоводства, пушнину, “изделия из своей домашней промышленности”, строительные материалы, дрова, продовольствие и шерсть для казенных промышленных предприятий. Они участвовали в перевозке серебра из Нерчинских заводов, обслуживали внутреннюю торговлю с Китаем и Монголией через Кяхту.
Об изменениях, происходивших в хозяйстве бурятского населения к концу XVIII в., свидетельствуют данные об источниках уплаты ясачной подати. По сведениям Иркутской казенной палаты, относящимся к 1792 г., буряты “платить желают ясак деньгами”, а не пушниной. Полный переход к денежной форме уплаты ясака свидетельствует, во-первых, об уменьшении удельного веса охоты в хозяйстве бурят, во-вторых, о внедрении в это хозяйство товарно-денежных отношений.
Источниками уплаты ясака бурятами и главными средствами их существования считались как скотоводство, так и хлебопашество. О бурятах Нижнеудинского уезда Казенная палата, ведавшая податными сборами, сообщала, что они “могут заплатить ясачную подать в рассуждении открытия с китайцами торга и выгодного на их кочевьях звероловства, а также от заведения ими скота, сенных покосов и пахотной земли”.
Буряты Иркутского уезда платили ясак от “заведения ими хлебопашества, к которому начали они иметь прилежание, также и от имеющегося у них скотоводства”.

6_sm

Буряты были не только скотоводами и охотниками, они становились земледельцами. Рост земледелия у бурят вызывался потребностями в растительной пище, влиянием примера русских крестьян, усилением спроса на хлеб в Восточной Сибири и связей бурятского хозяйства с рынком. Кроме того, земледелие доставляло дополнительные запасы сухого корма (солома, зерно) для скотоводов на зимнее время.
Скотоводы не могли обходиться без растительной пищи. Они собирали в степи и лесостепи дикий лук и корнеплоды, сушили их, мешали с луком мясо и сало. Чем меньше было у скотовода скота, тем больше он нуждался в растительной пище. По сообщению И.Г. Георги, буряты, не обеспеченные скотом, были вынуждены “пособлять нуждам своим звероловством, часто дикорастущими кореньями простой и сибирской овсянки, белой сараны, сердечной травы и пр.”. Некоторые весь год употребляли пищу, приготовленную из муки; саламат, кашицы и пресные лепешки.
Скотоводы, нуждаясь в растительной пище, выменивали хлеб у русских и сами заводили хлебопашество, обрабатывая землю орудиями, заимствованными у русских крестьян. У них начинающие земледельцы приобретали зерно для посевов, орудия хлебопашества, навыки земледельческого хозяйства. Чем больше заселялась и осваивалась Юго-Восточная Сибирь, тем сильнее сказывалось влияние русских земледельцев на бурятское население. Хлеб для бурят был не только предметом питания, но и товаром, доставлявшим денежные доходы для уплаты казенных сборов и покупки товаров.
В религиозном отношении буряты ко времени присоединения Прибайкалья к России исповедовали шаманизм. Бурятский шаманский пантеон XVII—XVIII вв. был довольно сложным. У бурят различных районов можно обнаружить особенности шаманского культа как в деталях, так и в представлениях о главных божествах. Высшим божеством считалось “Вечное синее небо”, вторым по значению божеством была земля. Существенное место в бурятском шаманизме занимали небесные светила — солнце, луна, звезды. Чрезвычайно важным было почитание огня, считавшегося хранителем дома, символом чистоты и здоровья. По мнению бурят-шаманистов, окружающие их реки, леса, поля и т.д. имели своего эжэна. т . е. хозяина, владыку, которому при проезде данного места следовало поклониться.

7

Существенную роль в религиозных представлениях бурят играл культ онгонов, т.е. предков. Посредниками между божествами и живыми людьми считались шаманы, выполнявшие различные жреческие и лекарские функции.
Во второй половине XVIII в. в некоторых районах Западной Бурятии, прежде всего в аларских степях, начинается распространение ламаизма. Однако в большинстве своем в рассматриваемый период западные буряты-неофиты ограничивались лишь исполнением буддийских обрядов, оставаясь в душе шаманистами; буддизм их представлял собой оригинальную смесь буддийских и шаманистских воззрений.
Одновременно с продвижением в глубь Сибири первых русских землепроходцев начинается распространение христианства. Поначалу этим ведала Даурская миссия, однако с открытием в начале XVII в, Иркутской епархии последняя резко активизировала распространение православия среди бурят. В рассматриваемый период крещение бурят носило добровольный характер. Первыми принявшими православие были по преимуществу буряты-бедняки, получавшие при крещении льготы от платежа ясака.
 
Назад | Вперед
 
            .НОЦ Байкал
Проект ИГУ
Этот сайт разработан ЦНИТ ИГУ при поддержке Научно-образовательного центра "Байкал". Большинство представленных на сайте научно-популярных статей подготовлены сотрудниками ИГУ.
 
 
Copyright © 2005-2010 ЦНИТ ИГУ, site@baikal.ru